Фальшивые деньги в Великом Княжестве Литовском

Фальшивые деньги в Великом Княжестве Литовском
Изготовление фальшивых денег возникло сразу после их возникновения и отомрёт оно, вероятно, как только исчезнут сами деньги. Известно, что ещё в Древней Греции за подделку монет карали смертью. Однако известно, что философ Диоген, продолжая подпольную деятельность своего отца, занимался изготовлением фальшивых монет.
 
В Древнем Риме за такое преступление свободных граждан отправляли на каторгу, потом, правда пересмотрели такое мягкое наказание и решили всё-таки карать смертью. За подделку золотых монет сжигали заживо. Раба, уличенного в изготовлении фальшивых денег, либо распинали на кресте, либо бросали ко львам в цирке. В то же время раб, который доносил на фальшивомонетчика куда следует, получал свободу и все причитающиеся права свободного человека.
 
В средневековой Англии за подделку денег выкалывали глаза, а в 1125 году 94 человека разным образом связанные с монетным двором, были обвинены в преступлениях и каждому, из них палач отрубил правую руку, что как известно первое наказание за воровство.

Фальшивые деньги стоили жизни
Расплата за изготовление фальшивых денег была ужасной
 
В 1431 году на главной площади приморского немецкого города Штральзунд был сварен в медном котле некий Клаус Эльмхорст, уличённый в изготовлении фальшивых монет. Чтобы другим было неповадно, его череп ещё 130 лет украшал городскую площадь. О случаях милосердия за такие деяния, известно не было, скорее наоборот. В 1456 году в немецком Любеке живой в кипящую смолу бросили 17-летнюю Маргариту Гримм, вся вина которой была в том, что она пыталась сбыть 3 фальшивых талера. По сравнении с этими несчастными, двум фальшивомонетчикам в Нюрнберге – Хайнцу Шюрштабу и Гансу Легенфельду ещё повезло, в 1492 году им просто отрубили головы.
 
В Чехии законы были несколько иные. Пойманному фальшивомонетчику предлагался выбор: казнь через четвертование или собственноручно затолкать все поддельные монеты себе в задний проход. Так что жизнь или смерть его зависела от количества отчеканенных монет.   
 
На землях Великого княжества Литовского свои деньги появились поздновато, в ХV веке, это были денарии князя Витовта. Их же первыми и начали подделывать. В этом деле наши предки не отличались от иностранцев. Существует грамота магистра Ливонского ордена Иоганна Фрайтаг фон Лёрингхофена, сообщавшего в конце ХVвека магистрату в Ревеле (нынешнем Таллинне) следующее: «…Какие-то русские приехали в Ригу из Полоцка, который в Литве, имея при себе фальшивые монеты… будучи предупреждёнными предостерегите своих жителей и торговцев. Образцы этих монет в запечатанном виде посылаем вам, чтобы вы их осмотрели и смогли преодостерчься. Если вам станет известно, что кто-то имеет или сбывает фальшивые монеты, привлекайте его к ответственности».
 
По всей вероятности, в Полоцке или в его окрестностях существовал подпольный монетный двор, где чеканили шиллинги Ливонского ордена. Косвенные данные того времени сообщают, что монеты там наделали общим весом почти на 960 килограмм. Кто были те умельцы и пострадали ли они за своё опасное ремесло, об этом история умалчивает.

Медная монета
Медная монета, изготовленная в Ковно
 
Однако не всё тайное таким и остаётся. Известно, что по поручению будущего короля Чехии и Венгрии Людвига ІІ Ягеллончика в начале ХVI века в Силезии было налажено производство фальшивых полугрошей Речи Посполитой. О каких-либо судебных преследованиях королевской особы неизвестно.

Но, что позволено королям, не позволено простым смертным. Законодательство немецкого Гамбурга предписывало карать фальшивомонетчиков постепенным опусканием на канате в котёл с кипящим маслом. А согласно Статутам Великого княжества Литовского 1566-го и 1588-го годов фальшивомонетчиков следовало сжигать заживо «без милосердия».
 
В 1580 году был казнён шляхтич Григорий Остик, личность довольно известная в своё время на землях Литвы. Обвинений в его деле было немало и главное – государственная измена за связь с Московией во время Ливонской войны. Но при обыске в его имении Коварск была обнаружена большая мастерская, где делали фальшивые монеты, документы и печати. 
 
В Московском государстве ХVI века за подделку монеты отрубали руки, выжигали железом на щеках слово «вор», отправляли в ссылку. Частенько «воровские деньги» расплавляли и заливали злоумышленнику в горло.
 
Но, искушение было слишком велико и монеты подделывали практически во всех странах Европы. Фальшивомонетчики Великого княжества Литовского не оставалось в стороне от глобализации того времени. Однако по количеству поддельных монет трудно было конкурировать с производством целого монетного двора, организованного в крепости Сучава, что находится в современной Румынии.

В ХVII веке это были владения молдавского господаря Евстратия Дабижи. На том предприятии изготавливали монеты Речи Посполитой, Пруссии и других стран. Тот монетный двор работал так усердно, что в Речи Посполитой пришлось проводить денежную реформу.
 
Для изготовления новых монет в Бресте был образован королевский монетный двор, где под руководством итальянского мастера Тита Ливия Боратини в 1665 году стали чеканить шелеги и солиды из меди. Приравнивались эти монеты к серебряным и правительство заявило, что эти деньги они в последствии будет выкупать у людей.

Но кроме этих монет, прозванных в народе «боратинки», по Речи Посполитой ходили миллионы поддельных, сделанные в Швеции и всё той же Сучаве. Фальшивок было столько, что из них даже отливали колокола.

Ян Собесский
Король Ян Собесский одерживал победы не только над османами, но и над фальшивомонетчиками

 
Финансовая ситуация в стране была настолько сложной, что это вынудило короля польского и великого князя литовского Яна ІІІ Собеского озаботиться и издать в 1682 году указ, где сказано следующее: «Дошло до нашего ведома, шележная монета подделывается и как покупающим, так и продающим приносит настолько великие страдания, что нередко на ярмарках дело доходит до кровопролития по вине этих шелегов, которые, не смотря на жестокие законы, тайно чеканятся и распространяются».
 
Сложно сказать насколько сильно подействовал королевский указ на подданных, но 30 ноября 1685 года магистрат города Могилёва отправил своего представителя в Оршу с известиями о найденных фальшивых шелегах. В феврале 1687 года в учётных книгах могилёвского магистрата снова появляется запись о поддельных шелегах. В документах того времени подделки называли «злыми» монетами, а настоящие – «добрыми».
 
Чтобы народ умел отличить фальшивки от настоящих, в людных местах: на базаре, у ратуши и у городских ворот, вывешивали специальные доски с прибитыми на них поддельными монетами. И вывешивали там не только мелкие шелеги. В мае 1690 года в городской казне Могилёва были обнаружены поддельные серебряные монеты 1/24 немецкого талера, который называли «полуторогрошевик».

Подделывали, кстати говоря и сам талер – самую ценную монеты из всех серебряных. Всё в том же Могилёве в декабре 1689 года при взимании налогов с лавочника Ефима Кашенки служащие магистрата обнаружили полтора фальшивого талера. Вероятно, три монеты по пол талера или две монеты по талеру и его половина.
 
На рынках восточных земель Великого княжества Литовского ходили и фальшивые деньги из Российского государства. В январе 1711 года в Московский посольский приказ пришёл донос от крестьянина Маркова о том, что в местечках Ветка, Холмичи и деревне Избынь (владения князей Сапегов на Гомельщине) делаются «московские воровские мелкие деньги».
 
Любопытный случай произошёл в июле 1720 года в Могилёве. Мещанин Матвей Стефанович обвинялся в подделке московской монеты. Его прилюдно пытали огнём у столба на рыночной площади, после чего он рассказал о своих подельниках – неких Борисе Петровиче и Стасике, а также о том, что медную копейку делали могилёвские евреи, сам же он учился этому делу у немца в Шклове семь лет назад.

Матвею грозило быть заживо сожжённым, однако в своё оправдание перед судом он заявил, что монеты подделывал не своего государства, не Речи Посполитой, а соседнего.
 
Такие смягчающие обстоятельства могли изменить жестокий приговор на более мягкий – отсечение головы. Однако в результате всё решилось абсолютно неожиданно. Католические монахи – бернардинцы и кармелиты прорвали немногочисленную стражу и препроводили того Матвея в свой монастырь. В Европе подобных случаев не зафиксировано.