Где Дракула из литвинского замка прятал свой гарем и алхимиков?

Где Дракула из литвинского замка прятал свой гарем и алхимиков?
Видя, как мальчуган прилежно слушает предания из Библии, как аккуратно выполняет все задания гувернеров, чудесно рисует свинцовым карандашом и красками, родные думали, что со временем Мартин Миколай Кароль прославит род князей Радзивиллов на ниве просвещения или искусства. Он мог бы стать и прекрасным музыкантом (обожал скрипку и вообще всякую музыку), хотя среди литвинской аристократии начала 18 века музицирование не считалось серьезным делом. Настоящий вельможа мог быть святым, воином или ученым.
Для представителя магнатского рода казалось естественно, что одаренный юноша продолжил образование в Несвиже. В местной академии у иезуитов. Потом Мартин отправился в Вильно, в университет.
Мартин Радзивилл
Студент увлеченно приобщался к знаниям, покупал коллекции редких минералов и сам собирал растения в принеманских лесах. Что искал он в дремучих чащах? Возможно, какие-то ингредиенты для алхимических порошков. Рецепты студент находил в книгах, составленных средневековыми искателями философского камня. В начале 17 века еще живы были надежды на то, что постижение химии и биологии может дать человеку не только полезные знания, но и сверхъестественную силу, чтобы управлять миром.
Современники, знавшие Мартина Радзивилла, удивлялись тому, как он способен совмещать страсть к познанию, искусство скрипичной игры, возвышающие душу, с низкими знакомствами. Мартин нередко околачивался в кварталах, где жили подонки тогдашнего виленского общества: воры, шлюхи, торговцы сомнительными напитками и наркотиками, прорицатели и колдуны. Некоторым из этого отребья он раздавал деньги, некоторых таскал с собой по кабакам и харчевням.
Аристократу судьбой было определено вращаться среди пышной толпы королевских придворных. И Мартин Радзивилл, по причине того, что его род и правил громадными поместьями и обладал большим влиянием в ВКЛ, был благосклонно принят польским королем Августом Вторым Сильным. Мартина даже удостоили чина литовского кравчего, что было первой ступенькой в будущем обретении карьерных высот на иерархической лестнице литвинской знати.
Но блеск двора и удивительные перспективы в карьере не задержали Мартина в Варшаве. Он предпочитал проводить время у реторт, препарировать крыс и мышей, а иногда и людей (покупал трупы у всяких подозрительных персонажей, смахивавших на романтиков больших дорог).
В 1727 году в замок в Чернавчицах въехала супруга Мартина – тихая, скромная, приветливая пани Александра из фамилии Белхацких. Супруга князя вскоре узнала, что в замке есть потайные комнаты, куда вход ей был, как и всем прочим, категорически запрещен. В тайных лабораториях Мартин искал эликсир бессмертия и философский камень. Ему помогал еврей Симон Грабовский, умевший выполнять любые задания, не веривший ни в бога, ни в черта. Еврей никогда не слышал, где Дракула из Трансильвании охотился за своими жертвами, но делал все, чтобы его покровитель очень скоро потерял человеческий облик и превратился в морального урода. 
Алхимик
Алхимик за работой в своей мастерской. Немецкая гравюра 17 века.
После смерти отца вся власть над громадными имениями досталась Мартину. Но богатство счастья не принесло, хотя и общественный статус Мартина повысился. Он был выбран маршалком Трибунала ВКЛ (высший апелляционный суд государства) от слуцкой шляхты. Зато скончалась жена Александра, умилявшая князя кротким нравом. Вторая супруга такой добродетелью не отличалась. Марта решительно стала настаивать чуть ли не с первых дней брака, чтобы князь отказался от дьявольских занятий и не пропадал больше в застенках замка.
Конфликты с новой женой, мечты о тайном безграничном господстве над миром, углубленное изучение каббалистических писаний ожесточили князя. Он стал реже показываться из замка в деревнях и местечках. Да и о Чернавчицком замке в округе стали ходить недобрые вести. Поговаривали, что в подвалах его хоронят людей заживо. Прохожие видели, как над крышами резиденции князя вздымался иногда в полночь столб огня. А где Дракула и Литвы прятал свои сокровища, можно было только гадать. После огненного видения нередко в округе воняло серой. Не иначе предался дьяволу князь Мартин, предав веру Христову.
Поселян, мещан, которые разносили подобные россказни по земле, ловили. Княжьи агенты доносили на болтунов. Виновных ждала скорая расправа. Во дворе замка наготове стояла виселица, а у палача всегда находилась хорошая веревка для смутьянов.
Расправился Мартин и с собственной второй женой. Приказал закрыть ее в одном из этажей замка, чтобы и шагу она не могла сделать из своей тюрьмы. Причина? Алхимик позаботился о том, чтобы Марта не мешала его опытам.
Гайдукам Радзивилл повелел искать молодых женщин и тащить в его личный гарем. На наложницах он пробовал разные зелья. Некоторые умирали от отравления при таких испытаниях.
Старые евреи
Евреи-ростовщики за работой. 18 век.
Окрестные деревни пустели. Никто не хотел поплатиться жизнью за соседство с почти безумным князем Мартином. Видя такое разорение, ксендз  Сузин  в 1749 году решил призвать к ответу всемогущего владетеля. Но ксендзу не поздоровилось.
Подручные Мартина  устроили засаду на Сузина. Под благовидным предлогом его пригласили в замок, но во дворе гайдуки скрутили мятежного священника. Под командованием еврея Грабовского, который и придумал всю операцию, ксендза повезли в Вильню к епископу на судилище. Приехал следом за арестованным и сам князь Мартин Радзивилл. Он обвинял ксендза в колдовстве и покровительстве демонам. Виленский епископ не стал вступать в дрязги между феодалом и ксендзом и отпустил последнего домой.
ВКЛ была правовым государством, несмотря на магнатские причуды. И ксендз решил искать правды у короля. Дело закончилось тем, что взялся навести в округе порядок другой представитель рода Радзивиллов -- Иероним Флориан из Бельск-Подляски.
Замок в Чернавчицах был окружен солдатами Иеронима. Гайдуков Мартина разогнали, разбили замки на всех узилищах, выпустили пленников. Заточенные в гарем невольницы также были все отпущены на волю и наделены деньгами из средств Мартина. Пока шла вся операция по водворению порядка, Мартин спокойно музицировал на любимой скрипке.
Странно, но жена Марта, которой очень нелегко жилось при полоумном муже, не стала давать показания, очернявшие Мартина. Она простила ему все издевательства и заточение. Поступила, как и полагалось смиренной христианке.
После такого финала колдуна и чернокнижника, каковым и являлся Мартин, полагалось предать анафеме и сжечь на костре в публичном месте. Но Радзивиллы решили не выносить сор из избы и Мартина доверили попечению князя Иеронима. Тот запер алхимика и чародея на крепкий замок и поставил к его покоям стражу.
Побегов из-под ареста Мартин и стремился предпринимать. Он все читал какие-то книги и чертил неведомые знаки на листах, которые прятал куда-то в своих комнатах. Так продолжалось до самой кончины литвинского Дракулы в 1782 году. 
Казнь
Сожжение колдунов и ведьм на костре. Средневековая гравюра. Германия.