Гнев народа. Как восстание горожан 1661 года вернуло Могилеву королевскую милость и утраченные права?

Гнев народа. Как восстание горожан 1661 года вернуло Могилеву королевскую милость и утраченные права?
Московские казаки и стрельцы чувствовали себя в захваченном Могилеве полными господами. У них было в руках оружие, а значит и власть. Все постановления могилевского магистрата царская солдатня и знать не хотела. Потому можно было им безнаказанно заниматься насилиями, погромами. Какому-нибудь драгуну ничего не стоило ворваться в частный дом, чтобы забрать приглянувшееся добро, лошадей.
 
Вот и 1 февраля 1661 года на могилевском рынке солдаты московитов решили разжиться провиантом. Они беззастенчиво хватали с прилавков пироги. Торговки набросились на буянов. Один из московитов выхватил саблю и плашмя ударил женщину. Немедленно разгорелась ссора. За торговку вступились. Прибежали мастеровые-скорняки. Они имели большой вес в городе и слыли первыми драчунами. Московитов было немного. Толпа забила их всех – колотили опостылевших оккупантов кулаками, дубьем, вымещая накопившуюся злобу.

Восстание в Могилеве
Бунт без пощады -- восставшие не оставили в живых своих врагов
 
Стычка на рынке стала сигналом к началу восстания, которое готовилось весь март 1661 года. По сообщению автора «Записок  Игумена Ореста» против московитов были настроены все члены могилевского магистрата.   1 февраля в местной ратуше быстро собрались  именитые граждане, которые надели под плащи кольчуги и запаслись мечами и саблями.
 
Операция задумывалась нешуточная. По плану восстания  авторов в Могилев должен был выйти небольшой обоз.  Затем на площади перед ратушей появлялся гонец, который сообщал о нападении на возчиков партизан.
 
Московиты должны были броситься на выручку обоза. Тут их и перебили бы с двух сторон шиши-партизаны и спрятанные в лесу хоругви регулярной армии ВКЛ. Но все пошло не по плану.
 
В ратушу от рынка примчались мужики с рыночной площади, которые принесли весть о гибели солдат московского отряда. Бурмистр Леонович без лишних слов выхватил меч городского палача и бросился вон из ратуши, увлекая за собой соратников.
 
В городе ударили в колокола. На улицы   выбегали горожане, которые   присоединялись к бурмистру.  Могилевчане слышали перезвон колоколов даже в самых отдаленных от рынка районах. Везде били смертным боем  стоявших на постое по дворам царских стрельцов да казаков. Восстание превратилось во всеобщий погром.

Могилев
Могилев в 17-м столетии. Макет.
 
Особенно жестоким оказался бой на рыночной площади. Сюда подоспели товарищи убитых солдат. Они быстро сплотились и стали наседать на мещан. Однако повстанцам удалось захватить острог, где под стражей томились пленные воины Великого княжества Литовского. Их выпустили и дали кое-какое оружие. Эти бывшие пленники значительно усилили мещан. Сопротивление московитов на рынке было сломлено.
 
Всего в Могилеве находилось в начале 1661 года до 7 тысяч ратников московского войска. Из них в боях с горожанами пали 6 тысяч. Оставшиеся в живых (почти тысяча  человек) оказались в плену у могилевчан. Сбежали за городские стены несколько стрельцов, которые и оповестили потом воевод о гибели всего войска.
 
Командиров царского войска обобрали до нитки, заковали в кандалы и бросили в поруб. Трупы убитых стрельцов и казаков были закопаны на Самусевой горе и у Покровской богадельни. Польскому королю в Варшаву представители магистрата повезли закованных в цепи пленных воевод Матвея Андреевича Полиевктова, Семена Савича Горчакова вместе со  стрелецким головой Семеном  Ивановичем Чекиным. Царских горе-полководцев представили по приказу короля Яна Казимира Варшавскому сейму.
 
Храбрых чиновников Могилевского магистрата король осыпал милостями, даровал им шляхетство, наделил дорогими саблями и деньгами. Так могилевчане кровью московских стрельцов смыли позор своей измены. В 1654 году город сдался царскому войску, за что и был лишен Магдебургского права. После погрома 1661 года Могилев полностью реабилитировался в глазах польского короля  и великого князя ВКЛ.
 
Отважный бурмистр Леонович, орудовавший палаческим мечом, получил особую награду. Королевским указом к его фамилии было прибавлено слово «Пора!». С ним он выбежал из ратуши на бой с врагом в день 1 февраля 1661 года.