Как боролись против пьянства в землях Великого княжества Литовского?

Как боролись против пьянства в землях Великого княжества Литовского?

Мощь и славу греко-римской цивилизации напоила виноградная лоза. Вином в античности можно было одолеть целые племенные союзы варваров. Оно исправно приносило звонкую монету регионам, требовало рабов, а значит порождало войну. Могущество вина прославляли поэты. И даже самый хитрый бог греческого Олимпа Дионис, обманувший самого Зевса, покорялся вину, наслаждаясь его дурманом.

Пьяницы в шинке
Пьяницы в корчме

Но в сумрачных лесах Севера виноградная лоза чахла и не приживалась. Зато с незапамятных времен здесь жужжали рои диких пчел. Бортники добывали несметное количество меда, из которого и получался отличный пьянящий напиток. В землях литвинов проще простого было поставить медовуху. Ее настаивали на душистых травах, хранили в дубовых бочках и бочонках. В такой таре экспортировали в Западную Европу и на Восток.

Из Германии и от скандинавов пришли рецепты пива. Сначала его делали на основе заквасок. Позднее применяли хмель (историки считают, что примерно с 9-10 веков). Пиво варили и в крестьянских дворах, но чаще в корчмах на продажу, чьи владельцы получали разрешение на изготовление напитка от князей.

В голодные годы, когда не хватало зерна, в землях ВКЛ за выгонку водки можно было лишиться головы. Хотя специально против пьянства в средние века не боролись.

Считается, что водку стали широко получать и потреблять в ВКЛ с 1519 года. Сначала "горелое вино" делали только в лечебных целях. Крепость напитка могла достигать 50 градусов.

Середина 16 века — настоящий расцвет винокурения. Появляются первые промышленные заводики, которые организовывали в имениях шляхты. В 16 веке появились знаменитые литвинские  алкогольные бренды — троянка,  зубровка, крупник, крамбамбуля.

Несмотря на распространение винокурен и харчевен, где свободно продавали крепкий алкоголь, литвины пьянство никогда не поощряли. Злоупотребление  любыми видами алкоголя наказывалось не только церковью, но и городскими магистратами, землевладельцами. Объяснялось это тем, что в землях хорошо организованного промышленного и сельскохозяйственного производства нужен был трезвый работник.

Король Речи Посполитой  Сигизмунд Август приказывал, чтобы владельцы шинков не смели пропагандировать водку и тем самым спаивать население. Подобные указы против пьянства издавались и великими литовскими князьями.

В народной традиции литвинов было всегда отменно закусывать после принятия порции горячительного. К водке — хлеб с салом и соленой рыбой, с огурцом или медом. Причем хорошо закусывали сразу, после первой чарки винца.

Кстати, посещение корчмы во времена ВКЛ могли позволить себе только представители тех сословий, кто не занимался тяжелым ежедневным трудом на полях и в мастерских. Выпить меда или горелки могли заезжие шляхтичи, торговцы, цеховые ремесленники, удачно сбывшие свой товар на ярмарке. Закон однако строго запрещал посещение корчмы иудеям. После Люблинской унии 1569 года шляхтичи, имевшие разрешения на основание корчмы или шинка, поручали вести дела в питейных заведениях евреям именно по причине того, что  они бывали всегда трезвы из-за запрета на алкоголь. Евреи ловко вели дела, не упуская собственной выгоды при расчетах с хозяевами.

Домашний алкоголизм стал развиваться в землях былого ВКЛ только с конца 19 века, когда в Российской империи стали наращивать производство спирта и государство приступило к поощрению употребления алкоголя. В царской России против пьянства восставали разные общественные организации, антиалкогольные кампании проводились в землях литвинов.

Справедливости ради стоит отметить, что после 1519 года популярность горелки у шляхты постоянно росла. Способствовали ей и непрерывные войны, когда на службу магнатам и государству призывались тысячи наемников. Звонкой монеты не всегда хватало. Для расчетов с солдатней применяли "жидкую валюту". Во время войн потребление водки возрастало, как и количество всяческих беззаконий. К концу 16 века появляются упоминания о массовых беспорядках пьяных толп.

Странным образом одновременно совмещать риторическую борьбу против пьянства и увеличивать производство спиртных напитков не самого высокого качества стали в Беларуси после распада СССР. Логика такого подхода примитивная: при отсутствии современной, конкурентоспособной экономики требовались деньги для сомнительных экспериментов и чудачеств властей. Но это уже совсем другая история, которая ничего общего с культурным наследием Великого княжества Литовского не имеет.