Как менялись взгляды просветителей литвинов в конце Века Просвещения?

Как менялись взгляды просветителей литвинов в конце Века Просвещения?
Завершение 18-го столетия ничего хорошего не сулило литвинам. Великое княжество Литовское было растерзано интервентами с востока, которые воспользовались шляхетскими спорами и ослаблением Речи Посполитой, бездарным правлением короля Станислава Августа Понятовского.

Но военные поражения и гибель шляхтичей в восстаниях и боях с царскими отрядами не останавливали распространения вольнодумства. Никакие запреты императрицы Екатерины, отправлявшей в изгнание русских сочинителей вроде Радищева или Новикова, не могли отвратить шляхту от чтения французских энциклопедистов, от идей Вольтера и Руссо.
 
Революция бушевала во Франции, сметая границы в старой патриархальной Европе. Но тихая революция свершалась и в панских маентках, в стенах семинарий, школ, разбросанных по городам и местечкам утратившего свое могущество Великого княжества Литовского.
 
Новые идеи и новая философия меняла приоритеты. Прогресс в умах преподносил как высшую добродетель служение Отечеству, работу на общее благо. В мемуарах литвинов конца 18 века можно отыскать настроения, почерпнутые из сочинений Вольтера и Руссо. Стремление к жизни в природе, любование ее совершенством и одновременно осуждение несправедливых общественных порядков, когда людей разрешалось продавать как скот.
Перестраивать мир, следовало из взглядов просветителей литвинов, было необходимо начинать с себя.
 

Просвещение


Потому морализаторства и осуждения пороков никто не стеснялся. Мемуарист Лукаш Голембиовский приводит один случай из собственной жизни. Однажды он шел домой с матерью. Их атаковала стая бродячих собак. Лукаш не выломал тут же добрую палку, не отогнал собак, а в испуге убежал, бросив мать. Парню крепко досталось от его наставника. Учитель стыдил юнца не за то, что он проявил трусость. Порицания беглец был удостоен за пренебрежение долгом.
 
А долгом его было спасение матери. Шляхтич, пусть и малолетний, должен был прежде всего подумать не о собственном спасении, но о помощи родному человеку. Так требовала поступать не только привычная христианская мораль, но и новая система моральных отношений в обществе, предложенная философией Века Просвещения.
 
В 1770-х годах Комиссия национального образования распространяет просвещение и в литвинских землях. Речь Посполитая видится членам этого государственного учреждения как государство всеобщей грамотности, уважающее стремление людей к познанию. Развитие сети средних школ меняло взгляды просветителей и их учеников, уничтожая религиозный фанатизм, невежество, а с ними и презрение к человеческой жизни, к бедствиям ближнего.
 
В царской России помещики, люди большей частью неумные и непросвещенные, как писал Радищев, считали, что крестьянскому сыну грамота не требуется. Умным и грамотным труднее управлять, его не напугаешь сказками о загробных ужасах и проклятиями с церковных амвонов.      
 
Изменения в умах усиливали противостояние консерваторов и прогрессистов. Раздаются голоса, осуждающие шляхту как общественный класс, критикующие равнодушие некоторых представителей правящей элиты ВКЛ к судьбам Родины.
 
Такой позиции придерживался литвинский философ Маймон, указавший на нежелание большинства шляхтичей стремиться к знаниям, улучшающим мир. В своих разоблачениях литвинских аристократов Маймон осмеливался критиковать даже влиятельных магнатов, какими были князья Радзивиллы. Перо философа заклеймило распущенность, алчность некоронованных несвижских властителей, их неуемную страсть к диким оргиям и забавам. Кароль Радзивилл возмущал Маймона совершенно безумными с точки зрения разума выходками.
 
По словам Маймона, однажды магнат вызвал цирюльника и решил показать ему, как правильно следует делать кровопускание. Кароль никогда не занимался врачеванием. В результате его манипуляций цирюльник едва не погиб. Возмущало философа неуважение со стороны князя Кароля к религиозным обычаям иноверцев. К примеру, в синагоге по своей прихоти Радзивилл приказал выбросить из храма священные свитки, а старика-священника просто пристрелил из пистолета, когда тот вздумал защищать святыню.    
 
Памфлеты, отражавшие взгляды просветителей литвинов, постепенно делали свое дело. Правящая российская элита, пришедшая в земли литвинов после разделов Речи Посполитой, не оказывалась в стороне от критики существовавших в империи порядков. Яркий пример – трактаты сына Могилевского генерал-губернатора Василия Пасека, который воспитывался с детства на Могилевщине.
 
Свои критические сочинения Пасек отсылал правительствующему Сенату в Петербург, обличая крепостников и угнетение крестьянства. Вольнодумство обошлось сыну могилевского губернатора недешево. Из офицеров Вологодского мушкетерского полка он стал заключенным одной из российских тюрем.