Как приход большевиков лишил белорусских рабочих последнего куска хлеба?

Как приход большевиков лишил белорусских рабочих последнего куска хлеба?

Недостаток продовольствия едва не уморил голодом Советскую Россию в годы военного коммунизма. Но после гражданской войны, несмотря на оживление рынка сельскохозяйственных товаров в годы НЭПа, все равно в разных областях бывшей Российской империи рабочие и крестьяне недоедали, поскольку хлеба не было в достатке из-за экономических и организационных причин. Свидетельствуют об этом документы, которые сохранились в архивах. Переписка чинов НКВД рисует далеко не радужную картину.

Голодные бунты белорусских рабочих
Голодные бунты белорусских рабочих


В 1932 году в Борисове были уменьшены нормы выдачи хлебных пайков, часть населения вообще была снята государственными органами со снабжения. А между тем в Борисове находилось до 13 тысяч рабочих, которые исправно трудились на фанерной и других фабриках. Доносчики сообщали своим хозяевам-чекистам тревожные сведения о настроениях простых людей. К примеру, борисовские рабочие Ржеуцкий и Зяткин связывали надежды на лучшее только с новой войной, которая свернет шею большевикам и наконец приведет к нормальной жизни. Работницы Свидерская, Юнускевич и Семченко из вязального цеха завода им. Домбаля жаловались своим товарищам по работе, что хлеб, оставшийся после уменьшения норм выдачи, отдадут чиновникам советско-партийного аппарата. А рабочим, как обычно и дальше будут тянуть последние жилы, чтобы жировали коммунисты.

Рабочие борисовского Белгосстроя вообще решили бросить работу, пока не будут выдавать нормальные хлебные пайки. Уменьшение хлебной порции привело в конечном итоге к демонстрации, которую никак не ожидали борисовские коммунисты. Особенно отличился на стихийном митинге, собравшем полтысячи человек, некто Чухман, который обличал коммунистов в явной лжи и призывал покончить с кровососами, не дожидаясь подхода пролетариев из Польши, которые обязательно придут с оружием для избавления белорусов от ярма коммунистов.

7 апреля 1932 года настроенные такими личностями, как слесарь Чухман ( как пишут сводки НКВД) толпа стала громить хлебные лавки и повозки, растаскивать выпеченный хлеб. 8 апреля чекистам так и не удалось подавить стихийные протесты. И люди продолжали собираться в разных частях Борисова, выкрикивая антисоветские лозунги. Дело дошло до того, что бунтовщики едва не поколотили секретаря Борисовского райкома Томашевского. Его спасли сотрудники НКВД и милиции. У казарм военной части просили хлеба малолетние дети. Из-за волнений 9 апреля были сорваны рабочие смены на ряде предприятий.

Интересно, что  не все борисовские милиционеры старались выявить бунтарей и задержать зачинщиков беспорядков. Отказался разгонять голодных милиционер Прадед. Он и еще один милиционер были по доносу арестованы НКВД. После бунтов начала апреля в Борисов приехала целая группа представителей разных органов партийно-государственного управления. Выявляли кулацкий и мелкобуржуазный элемент. Бунты подавили волной репрессий.

В конце апреля 1932 года в Беларуси  участились случаи протестов крестьян, насильно загнанных в колхозы. К примеру, в приграничных районах (вроде Койданово) поселяне колхозники открыто саботировали работы в общественном производстве, забирали по дворам обоществленных лошадей и коров. Так было в колхозе им. Совнаркома Озерского сельсовета, где мужики завалили сельсоветчиков заявлениями о выходе из колхозов.

Приграничье давало крестьянам шанс уйти в Польшу от голода и беспредела коммунистов. Приход большевиков поставил многие семьи хлеборобов на грань выживания. Многие селяне переходили границу, рискуя жизнью под пулями красноармейцев.  Причем такие путешествия отваживались совершать и подростки. В 13-мпогранотряде весной 1932 года  был арестован у границы 13-летний беглец Гайко, который был ранее примерным пионером и послушным сыном кандидата в члены партии. Причина такого поступка – голод. В Польше жила родная тетка парня, у которой он и предполагал подкормиться. Юный преступник (по советским меркам) намеревался также зарабатывать в Польше плетением лаптей и батрачеством.

До 1939 года еще оставалось 7 лет. Через этот небольшой срок Красная армия наведается по пути, который не удалось осилить малолетнему «врагу народа» Гайко. И в Западной Беларуси тоже появятся колхозы, кулаки, середняки, а с ними и повальный мор, голодные бунты, саботаж и «контрреволюционная агитация».