Как выйти красиво замуж за литвина?

Как выйти красиво замуж за литвина?
В середине 16-го столетия священник Сильвестр из окружения великого князя Московии Ивана IV Грозного  собрал в одной книге  правила семейного уклада тогдашней Московской Руси. Интересные советы по укреплению семейного очага давались в этом удивительном труде. По мнению автора «Домостроя», в воспитании детей и в отношении к женщине должно было господствовать насилие. Сына, учил поп Сильвестр, требовалось бить, бить и бить. Чем чаще, тем умнее вырастет недоросль. «Казни сына в юности, и он будет покоить тебя на старость. Не уставай бить его: хоть и жезлом бьешь, не умрет, а будет здоровее, бьешь его по телу, а душу избавляешь от смерти». Такой же метод устрашения рекомендовался применять и к жене, для воспитания которой в послушании и строгости предназначалась хорошая ременная плеть. Перед поркой жены требовалось прочитать ей нотацию, указать на все ее грехи и преступления перед мужем.

Под охраной закона

Брак в ВКЛ
«Домострой» ярко обрисовывает положении женщины в Московии. Ей была уготована участь переносить все страдания без ропота и протестов, никак даже не пытаясь отстоять свои права. В сравнении с московитским «Домостроем» положения Статутов Великого княжества Литовского кажутся гораздо более человечными и рациональными. Для оформления семейного положения законы ВКЛ предлагали два вида брака. Можно было вступить в церковный брак или в светский. Обряд венчания в церкви предполагал, что опеку над семьей будет нести духовная власть. Расторгать церковные браки приходилось в суде епархии и в городском суде. Если супруги заключали светский брак, то его расторжение производил магистрат. Церковь в такие браки не вмешивалась. Прекращение брачных отношений считалось частным делом граждан ВКЛ. За расторжение браков стороны платили деньги согласно таксе, установленной магистратом.
Любое насилие в семье могло стоить насильникам здоровья, свободы или даже жизни. Причем насильно выдать девушку или женщину замуж было невозможно с точки зрения закона. Брак заключался с согласия девицы, но также учитывалась позиция родственников, опекунов и родителей. Если опекун (так часто бывало, к примеру дело шляхтича Гражевича из Постав, 1558 год)  из корыстных соображений препятствовал выходу девицы замуж, то на него можно было подать в суд. Светская власть принимала меры  и наказывала лиходея, контролировала правильность заключения брака.

Любовь на два фронта

Барбара Радзивилл
Выйти красиво замуж по любви литвинка могла иногда и без родительского благословения. Но тут вступали в дело экономические факторы. Выбирай – любовь или благосостояние. Такой невесте отказывали в приданом и в экономической поддержке клана. Девушка считалась отделенной от фамилии, ее судьба более не волновала родственников.
В среде  литвинских аристократов положение женщин, имевших свои земельные владения и капиталы, ничем по социальному статусу не отличалось от положения мужчин. Варшавский епископ Энияс Сильвус в 15 веке замечал, что некоторые представительницы магнатских родов содержали целые штаты любовников, которых именовали брачными помощниками. Количество любовников Барбары Радзивилл доходило до сорока.
Прелюбодеяния, измены мужу считалось вполне целесообразным замаливать в храмах. Монастырям и приходам приносили всякие дары, чтобы высшие небесные  силы простили грешницам их слабости.
Независимое положение женщин из высших слоев общества провоцировало иногда обычаи, скопированные из жизни турецких пашей или султанов. К примеру, князь Мартин Николай Радзивилл, староста покшивницкий и грабовский, а также  великий кравчий литовский (с 1723), генерал-лейтенант войск Великого княжества Литовского, считал необходимым завести себе целый гарем из числа местных красавиц, который ему вербовали не только в землях ВКЛ, но и в России, в Германии и Польше. 
Кстати, воспитание молодых шляхтичей из богатых родов не проходило без участия опытных наложниц. Так, в конце 15 века Анна Радзивилл приказала  отобрать для сыновей Станислава и Януша пять девиц, искусных в любовных утехах.

Брак во имя королевской власти

Король Собесский и его семья
Династические браки великих литовских князей считались делом не частным, но государственным. Готовили такие браки с той же  тщательностью, с какой планировали военные походы. Засылались дипломаты и разведчики, собирались секретные сведения. Особенное внимание обращалось на моральный облик кандидатки в жены для великого князя. Любое моральное «пятнышко» в репутации невесты означало далеко идущие политические последствия, вплоть до разрыва дипломатических отношений.
Польские короли и великие князья ВКЛ могли жениться несколько раз. Так что у многих соискательниц были отличные шансы выйти красиво замуж. Великий  хитрец Ягайло имел четыре жены. Его третья жена Эльжбета Грановская была дамой многоопытной. Она знала, как следует прельщать королей. До брака с Ягайло она уже имела нескольких мужей, о чем советники сообщали  Ягайло. Но польский король  все же остановил свой выбор на Эльжбете, что бы ни говорило окружение. Примечательно, что Эльжбете было на момент брака 45 лет – возраст, который считался уже достаточно преклонным в 14 веке.
Сигизмунд I Старый, внук Ягайло и польский король  в 1506- 1548 годах, имел  две жены - Барбару Запольскую и знаменитую Бону Сфорца, которая славилась дивной красотой и знанием в области магии и тайных методов устранения политических конкурентов. Ещё при жизни престарелого Сфорца фактически управляла Речью Посполитой и планировала путем династических браков своих детей объединить под   властью польской короны всю Европу.
Политический противник Ягайло великий князь Витовт (был на престоле с 1392 года по 1430)  женился три  раза. Вторая его жена Анна Святослава была отчаянно храброй и мудрой женщиной. Именно она подготовила побег Витовта из темницы Кревского замка, куда его упрятал Ягайло после  коварного пленения.
Активно обсуждали шляхтичи на сойме историю любви Сигизмунда Августа и Барбары Радзивилл. Речь Посполитая возмущалась тайным браком, вызовом обществу.  Барбара не происходила из королевского рода, потому не могла стать королевой по причине недостаточно высокого происхождения. Сейм, созванный после вступления короля Сигизмунда Августа на престол в 1548 году, требовал расторжения брака с Барбарой. Сигизмунд Август жену не бросил, волю Сейма проигнорировал. В результате Барбара была коронована в Кракове по всем правилам ритуала польской монархии. Но месть шляхты все равно настигла королеву. На польском  престоле ей было суждено пробыть только год. Есть версии, что Барбару отравили, а яд был приготовлен матерью Сигизмунда итальянкой Боной Сфорца, знавшей толк в ядовитом зелье.
Источники:
  • История Польши. т. 1.  М., 1954.
  • Wojciechowski Z. Zygmunt Stary (1506—1548).  Warszawa, 1979