Каким было время похорон у литвинов в разные столетия?

Каким было время похорон у литвинов в разные столетия?
Несмотря на войны и разорение, вторжения московитов и татар, литвины имели привычку жить долго. В мемуарах нередко встречаются упоминания о столетних старцах, которые многое помнили из непростого пережитого ими времени. Белорусский историк и писатель Адам Мальдзис отмечает, что простые крестьяне отличались лучшим здоровьем и продолжительностью жизни, чем шляхта.
 
С таким утверждением можно поспорить. Но век шляхтича сокращали старые раны, походы, битвы, которые отличались жестокостью. Военной медицине литвинов, несмотря на весь опыт ученых Вильны, Гродно, Полоцка, не всегда удавалось поставить на ноги побывавшего в сече бойца. Больше надеялись на силу природы, на живучесть человеческого организма, рассчитанного природой на удивительные нагрузки.
 
Шляхта ценила жизнь, но и к смерти относилась с почтением. Литвинские поэты воспевали смерть благородную, яркую, когда герой умирал, сражаясь с саблей в руке перед скопищем супостатов за Отчизну. Но в повседневной жизни  о героизме забывали, старались заботиться о будущих похоронах заблаговременно. Да так, чтобы и людям не стыдно было показать, как хоронили пана такого-то или князя.

Похороны крестьянина
Скромные похороны крестьянина по православному обряду
 
Шляхтич средней руки приобретал на склоне лет добротный дубовый гроб, который наполняли зерном и хранили до поры на чердаке или в специальном «гробовом» сарае.
 
Из ближайшего костела или монастыря приглашали священника (монаха) для освящения гроба.
 
Магнаты строили великолепные усыпальницы. При туго набитом кошельке выписывали для гробниц мрамор из Италии. Сегодня можно увидеть на саркофаги князей Радзивиллов в подвалах Несвижского замка. Каменные гробы украшались родовыми гербами, барельефами со сценами битв, охоты, славных событий, к которым имел отношение покойник.
 
Похороны очень прославленного и знатного вельможи превращались в многолюдный «фэст», съезд знати, которая могла поминать усопшего и день, и два, и три. На прощание с умершим Радзивиллом Рыбанькой съехались не только литвинские паны, но и дворяне-московиты, польские, итальянские, французские аристократы. Вино подавали столько, что, как отмечали свидетели события, им можно было наполнить целый пруд. Причем в бочках были самые благородные вина со всей Европы. И это не считая традиционных литвинских крепких водок и медов.
 
Интересно, что на похоронах знати могло быть как бы две ритуальных части. Сначала роскошно обставлялся вынос тела из усадьбы. Гроб под звуки труб и в сопровождении свиты в траурных одеждах везли до костела, на отпевание. Мемуарист Немцевич отмечает, что его родного деда в 1767 году отвезли в один из брестских костелов. А само торжественное погребение было отложено родственниками до весны 1768 года, когда собрались все, кто желал почтить память усопшего.
 
Над телом старика возвышенные речи произносили отцы-иезуиты, соратники. Они славили душевные качества покойника, его дела. При этом бедным щедро раздавали медные и серебряные монеты, наделяли нищих одеждой и зерном.
 
Существовали регламенты для погребений полководцев и заслуженных офицеров войск Великого княжества Литовского. За гробом офицеров высшего ранга обязательно шествовали конные гусары, пехотинцы давали залп из ружей. Гремели орудийные салюты.
 
Погребение простых мещан и особенно крестьян проходили гораздо тише. Здесь не было, естественно, никаких парадов и священники не произносили речей на высокой латыни. По древнему обычаю покойника обмывали в его избе, предварительно спросив его о причине смерти. Считалось, что родные должны были задать такой вопрос, чтобы душа смирилась с переходом в новое качество. И чтобы на небесах усопшего не мучило чувство долга перед оставленной семьей.
 
С молитвой священника процессия выносила гроб с телом на кладбище, спрятанное в густом лесу. Затем устраивали поминки. Конечно, не такие, как у шляхты. За помин души каждый свояк бросал щепоть от кушаний под стол. Голосили женщины, мужчины вспоминали только доброе в память ушедшего. В скорби родных было много показного. По заведенному в деревнях ритуалу требовалось оплакивать покойника как можно громче. Литвины верили, что в этом случае душа усопшего спокойно устремиться в небеса.