Ловкость ума. Как зарабатывали минские мошенники при царе-батюшке?

Ловкость ума. Как зарабатывали минские мошенники при царе-батюшке?
Добыть царские червонцы в конце 19 века в губернском Минске можно было разными способами. Кто-то брался за железный дом и крушил кассу в губернском правлении, кто-то шел на большую дорогу и поджидал почту, чтобы выпотрошить почтальонов. Грабежи и убийства с целью наживы были не в новинку минским полицейским.
 
Но мошенники губернского центра обходились без насилия и крови. Немного ума и люди сами отдадут вам деньги. Под таким лозунгом жил некий Самсон Динерштейн, владевший мыловаренным производством районе нынешней Комсомольской улицы в Минске.

Минск и река Свислочь
 Река Свислочь в Минске в 1900 году


Он решил нажиться на известном в 1900-х годах парфюмерном бренде. Тогда пользовалось немалым уважением  мыло «Алео де вазелин». С 1875 года этот продукт поставлялся в торговую сеть Российской империи московской фабрикой под официально зарегистрированным товарным знаком «Эмиля Бодло и К».
 
Находчивый  минский мыловар стал продавать свое мыло с этикетками, которые очень напоминали продукцию московской фабрики. Взял с поличным минского фабриканта  некий Меерсон, который затащил Динерштейна вместе с коробкой его мыла в губернский суд. Судья решил обязать Динерштейна выплатить по иску до 2 тысяч рублей.
 
Через полгода Динерштейн перешел в контратаку. Он, очевидно, посовещался с адвокатом. Тот выстроил стройную систему защиты. Нашлись свидетели, которые утверждали при новом разбирательстве, что у минского фабриканта никогда и в помине не было злополучных этикеток. На этот раз Динерштейна оправдали полностью. Деньги по иску москвичам ему выплачивать так и не пришлось. Очевидно, и тогда местные связи и небольшая мзда кому надо решали дело так, как требовалось. Мошенники часто пользовались благосклонностью Фемиды, уделяя ей толику наворованного. 

Соборная площадь
Соборная площадь в Минске
 
Выгодным дельцем считалось у преступной минской братии и создание всяких союзов, благотворительных фондов, которые брались собирать средства от доверчивых граждан. Но иногда мошенники попадали в конфузные ситуации.
 
К примеру, в 1911 году полиция застукала на минской Комаровке работавшую там некую комиссию, которая в составе двух граждан проводила санитарные исследования домохозяйств. При разбирательстве один из членов комиссии стал утверждать, что послан самим господином губернатором. Второй отрекомендовался санитарным врачом.
Комиссионеры брали с хозяев деньги не только за обследование дворов, но еще и требовали пожертвования в пользу Международного Красного креста. Естественно, квитанций никаких домовладельцам никто не выдавал.
 
Полицейские прибыли вовремя. Комиссионеры успели собрать с жителей Комаровки не более четырех рублей. Примерно десятую часть месячного заработка квалифицированного заводского рабочего.

Минск
Улица Захарьевская в Минске
 
При дальнейшем установлении личностей мнимых санитаров выяснилось, что мошенничеством занимались фельдшер  Макарий Гутковский 53 лет и потомственный почетный гражданин Федор Павловский 28 лет. Никакими чиновниками и врачами они не были, но охотно пояснили, что решили просто собрать деньжат на выпивку.
Для нашего времени это может показаться странным – мошенников в суде оправдали. В качестве оправдательного обстоятельства адвокат указал на то, что в момент сбора средств оба обвиняемых были пьяны. А значит и не ведали, что творят.