Почему «Домострой» не прижился в Великом княжестве Литовском?

Почему «Домострой» не прижился в Великом княжестве Литовском?
Принуждение, насилие, деспотизм в Московском государстве декларировались не только в политической, но и в частной жизни. В середине 16 века молодой царь Иван Васильевич, прозванный впоследствии Грозным, заботился о собственной личной власти, а не о главенстве Закона. Для него высшим законом в государстве была только его личная воля. Очень быстро нашлись и апологеты царской мечты.
 
Одним из них стал и личный духовник московского царя священник Сильвестр. Считается, что именно он прививал будущему деспоту Ивану Грозному свое представление об неукротимой ничем и никем   абсолютной власти, мелочно регламентировал все, что должен или не должен был делать монарх.

Покорность Домостроя
Покорность мужу -- главная добродетель жены по мнению автора "Домостроя"
 
Сильвестр подготовил свод правил якобы для  обучения навыкам семейной жизни молодых бояр. Но на самом деле писание его адресовалось именно 16-летнему Ивану IV, который венчался митрополитом Макарием   3 февраля 1547 года с девицей Анастасией Захарьиной-Юрьевой. Для создания «Домостроя» Сильвестр  пользовался текстами из других известных в то время на Руси книг -- "Поучение и сказание отцов духовных", "Златоуст", "Книга учения христианского".
 
Как и в царстве, где все строилось вокруг трона царя, так и в семье, полагал Сильвестр, все отношения должен был определять хозяин, муж. Для жены его слово означало самый высший приговор. Перечить мужу жена на могла уже из-за своего положения – униженного и второстепенного.

Московиты
Муж -- всему голова. В Москве 16 века.
 
Попытки протестовать против произвола, любые споры не допускались. Автор «Домостроя» тщательно расписал меры, какие мог применять хозяин дома к своим домашним. Рекомендовалось «учить» жену плетью. Но не прилюдно, а в укромных палатах, втайне от слуг и домашних.
 
Можно было себе представить, что творилось в соответствии с такими регламентами в боярских и дворянских теремах Московии. Женщин вообще не выпускали за пределы дворов, скрывая их за высоким тыном и  наглухо запертыми воротами. Считалось, что и показываться прилюдно московские девицы не могли без разрешения своих отцов.
Женщины Руси
После выхода замуж женщины Московии не имели никаких прав
 
Русский демократ 19-го века Николай Шелгунов неслучайно назвал сильвестров «Домострой» жестокой и сокрушающей книгой. Плеть и молитва – такими средствами укреплялась московская семья. Причем плетью наказывалось даже самое малейшее упущение по домашнему хозяйству, в воспитании детей. Телесным наказаниям «Домострой» отводил целую главу.
 
Внимание обрашалось на то, что битье следовало производить так, чтобы не наносить ущерба собственности хозяина дома. К ней относили и жену. Потому создатель этого замечательного памятника московской литературы 16 века советовал мужу не лупить жену кулаком по глазам и по ушам, под сердце. Также не рекомендовалось применять при «научении жены» дубину, посох, колющих предметов. Самые оптимальные инструменты домашнего воспитания – плетка, розга, ремень. 
 
Но если и случались при избиении «несчастные» случаи, то дело исправлялось просто. Достаточно было пойти в церковь и принести покаяние, а потом читать молитвы, а если позволяла мошна, то следовало внести хороший вклад в монастырь или в ближайший храм. На помин души убитой жены. Так поступал и сам царь Иван, любивший замаливать преступления в  вояжах по обителям.
Трудно было провести  грань между «разумным» насилием и произволом. Домохозяина никто не мог ограничивать. Ведь жестоко поступать со своими домочадцами разрешалось  московской моралью, освященной писаниями вроде легендарного «Домостроя».

Московия
 На улицах Москвы в 16 веке

К чему привело разнузданное насилие – жители Московского государства могли убедиться после введения в 1565 году опричнины. Царь Иван вздумал учить своих бояр почтительности и непререкаемости своей власти. Полетело с плеч множество голов, людей жарили на сковородах и пытали в глубоких подземных застенках.
 
Неслыханной жестокости московского правления удивлялись приезжавшие из Великого княжества Литовского путешественники. Аналогов «Домостроя» здесь не имелось. Вряд ли кто из просвещенных ученых или публицистов ВКЛ мог бы сочинить столь дикую и бесчеловечную книгу.
 
В Литве отношение к семье и к женщине в 16 веке было совсем иным. Литвины считали себя частью европейского мира, который читал сочинения гуманистов античности. Ренессанс возводил женщину на пьедестал. Рыцарская культура предполагала поэтическое отношение к  любви. Каждый шляхтич старался поразить дам на балах, на рыцарских турнирах храбростью, благородством.
 
Законы Великого княжества Литовского охраняли достоинство всех граждан. И женщина защищалась Статутами до и после замужества. Литвинки понимали свою ответственность за семью и  детей, но это понимание не основывалось на животном страхе перед дубиной  или плетью хозяина дома. В истории Великого княжества Литовского найдется немало примеров, когда женщины  в отсутствие мужей брали на себя и функции защиты родного дома от врагов.