Елисей Бомелий: «Лекарь» Ивана Грозного, которого боялись даже самые лютые опричники

Елисей Бомелий: «Лекарь» Ивана Грозного, которого боялись даже самые лютые опричники
Царь Иван Васильевич, придирчивый и недоверчивый по отношению к землякам, тем не менее был доверчив к иностранцам. Он охотно призывал на службу немцев, шотландцев, французов. И особенно англичан. Послам московитов вменялось в обязанность разыскивать в Лондоне и других городах Англии специалистов, которые могли бы оказывать полезные услуги московскому царю.
 
Иван Грозный
Царь Иван Грозный не доверял никому, даже своей кормилице.


Одним из таких "людишек" были и вестфалец Елисей Бомелий, занимавшийся в Лондоне врачеванием. Человек непростой, Бомелий сумел завоевать доверие английской семьёй Берти, в которой лечил ребенка. В Лондон он перебрался из Голландии в 1558 году в возрасте 28 лет.
 
Кэтрин Берти, баронесса Уиллоуби, охотно помогла молодому немцу учиться в Кембриджском  университете, где он основательно изучал медицину. С 1564 года протеже баронессы лечил лондонцев, причем ему доверяли свое здоровье представители британского высшего общества.
 
Попутно с медициной заглядывал Бомелий и в книги по черной магии. Колдовство в Британии не поощрялось. По доносу лекарь очутился в тюрьме как чернокнижник и ворожей. Заступничество покровительницы не помогло. В 1570 году Бомелий вполне мог бы и помереть в застенках, но в этот момент Лондон посетило московитское посольство.
 
Боярин Андрей Совин искал знающего медика, который мог бы пользовать царя. Друзья подсказали московиту кандидатуру Бомелия. Так вестфалец оказался в Москве у трона Ивана Грозного.

 
Лечить людей Бомелий умел. Например, история сохранила известия о том, как ему удалось поправить здоровье царского шута Осипа Гвоздева. Иван Васильевич в великом гневе плеснул в  его лицо за нелепую шутку горячими щами. А потом ударил ножом. Истекая кровью шут едва уполз от стола монарха. Но к нему бросился бывший на пиру Бомелий, который быстро перевязал рану и дал бедолаге какого-то отвара. Спал шут долго, но проснулся здоровым и бодрым.
 
Хвори Ивана Васильевича отступили при появлении нового лекаря. Бомелий давал царю составы, от которых Иван Грозный испытывал прилив бодрости, энергии. Постепенно Бомелий вошел в большое доверие к монарху.
 
Причина такого доверия была проста. В отличие Малюты Скуратова Бомелий не вздергивал царских недругов на дыбу, не вспарывал им животы и не пачкал руки кровью. Он действовал потише, но гораздо эффективнее.

Лекарь в средние века
Труд лекаря в средние века был опасен, но приносил хороший доход
 
Из лаборатории вестфальца, устроенной на его дворе, по царскому велению посылали питье или блюдо с дичиной тому, кого царь было желательно умертвить. Немецкие яды убивали по-разному. Одни жертвы долго мучились, корчась в судорогах, другие погибали мгновенно, будто от удара молнии.
 
Князья Прозоровские, проявившие немалую отвагу на поле брани, под действием ядовитых зелий лекаря сошли с ума и скончались в судорогах.
Наиболее смелые монахи и приближенные царя пытались открыть Грозному глаза. Но царь не слушал наветчиков. Он даже насмерть забил посохом игумена Псково-Печерского монастыря старца Корнилия, когда тот вздумал порочить немецкого колдуна.
 
Астролог и знаток небесных светил, Бомелий умел давать царю и политические советы. Так, это он посоветовал вместо Грозного посадить на московский трон татарского царевича Симеона Бекбулатовича и списать на него все плохое, что натворила царская власть с народом. Грозный так и сделал. 
 
Царь за каждую жертву щедро платил золотом и соболями. Немец сумел составить большое состояние на царской службе, тем более что опричнина давало самый широкий простор для обогащения при совершенном беззаконии и разгуле царских преступников.


Иван Грозный и его жена
 Иван Грозный избавился при помощи лекаря Бомелия от супруги -- царицы Марии Темрюковны


Именно Бомелий помог отправить в лучший мир стрелецкого воеводу Федора Мясоедова, царицу Марию Темрюкову. Не исключено, что Бомелий за мзду выполнял и политические заказы, убирая противников врагов Московии. В конце 16 века Псковские летописи ставили в вину Бомелию его связи с литвинскими послами, которые делали ему заказы на устранение московских бояр.
 
Удивительным образом немец мог предсказывать будущее, глядя в хрустальный шар. Незадолго до смерти царя он напророчил, что Иван Васильевич будет повинен в гибели его старшего сына — царевича Ивана, что Рюриковичи пресекут свой род, тогда и настанет время большой смуты в государстве.
Пророчество не понравилось Ивану Грозному. Говорят, он даже швырнул в лекаря золотым кубком. Яростный удар стоил немцу трех суток в беспамятстве.
 
А потом его привлекли по делу об отравлении великого государя. Бомелий вовремя прознал про арест, пытался бежать на псковский рубеж, но был пойман по пути царскими доглядчиками.
 
Его пытали и выбили показания о попытке отравления царя. Дыба и вертел достались ему в конце последнего года царской службы. Царь Иван Васильевич злорадно наблюдал за тем, как корчился в муках над пылавшим костром лекарь. Грозный сам поворачивал ручку вертела, чтобы усилить мучения жертвы.
 
После страшной смерти Бомелия в Москве осталась его жена. Она писала слезные письма английской королеве Елизавете, умоляя вызволить ее из дикой Московии. Королева просила отпустить беднуж женщину в Лондон, что и произошло в 1584 году уже после смерти Ивана Грозного, при его преемнике царе Федоре.

Казнь лекаря Бомелия
В конце концов карьера лекаря Бомелия завершилась мучительной казнью
 
Кстати, современной медицинской науке методы Бомелия кажутся, мягко говоря, весьма спорными. Известно, что при вскрытии гробницы царя Ивана в Архангельском соборе проводились учеными из НИИ судебной медицины Минздрава СССР исследования состава его костей. В них нашли ртуть, которой было в 5-6 раз больше нормы.

Бомелий медленно убивал царя своими препаратами, применяя для дезинфекции ртуть. В средние века для лечения кишечных болезней, сифилиса и ревматизма (этими хворями страдал Грозный) часто использовали ртутные препараты. Причем текучий металл заставляли проглатывать большими ложками. Это было настоящее убийство.