Скорина против Лютера. Зачем доктор хотел убить реформатора?

Скорина против Лютера. Зачем доктор хотел убить реформатора?
Мог ли Франциск Скорина применять на практике методы разведчиков и диверсантов 16-г столетия? Попробуем ответить на этот вопрос, учитывая логическую связь некоторых исторических фактов...
...Странным человеком был Мартин Лютер, гений европейской реформации и злейший враг папы римского. Отчаянный гордец, бросивший вызов всему католическому миру, требовавший реформы церкви во имя добра и здравого смысла, Лютер одновременно был большим трусом, неуравновешенным психопатом, которому ночами мерещилось страшное адское пламя.

Психоз германского гения

Мартин Лютер
Мартин Лютер долго не решался жениться, спал на вонючем соломенном матрасе и редко менял одежду. Жениться на саксонской дворянке Катарине фон Бора его заставили друзья, убедившие реформатора церкви, что женитьба положит конец слухам о связи Лютера с дьяволом. Слухи старательно распускали агенты римской курии.
Боязнь за свою жизнь, мания преследования тоже были в ряду хронических фобий Лютера. Он хорошо помнил о сожжении на костре мученика Яна Гуса, поплатившегося за критику католицизма. В 1525 году Лютер ночью поспешно бежал в Торгау. Современники утверждали, что так он спасался от отравителя. Некий доктор медицины, прибывший из Великого княжества Литовского, намеревался усыпить его бдительность уверениями в дружбе, чтобы напоить Лютера ядовитым пуншем.

Имя вражеского агента

Приготовление ядов в средние века
Словенский филолог 19-го века Варфоломей (Ерней) Бартол Копитар полагал, что таинственным убийцей был Франциск Скорина. Об этом он писал в статье "Исторический вопрос о докторе медицинского факультета Праги Франтишка Скорины, который интриговал против доктора Мартина Лютера". Свет эта статья Копитара увидела в 1839 году.
По тексту словенца выходило, что иностранец  вошел в доверие к окружению Лютера через его секретаря и помощника Меланхтона. Полочанин был приглашен к столу лидера Реформации. Гость показался Лютеру очень умным и благопристойным собеседником.

К тому же Скорина виртуозно играл в шахматы. Эту игру Лютер любил,  высоко ценил хороших шахматистов.

Что обсуждали гость из Литвы и Лютер точно неизвестно. Возможно, речь шла о вере и о распространении Библии на востоке Европы. Лютер пригласил гост продолжить разговор на следующий день. Но встреча не состоялась, поскольку испуганный вестью об отравителе реформатор церкви бежал в Торгау.

Якобы Скорину арестовала стража города Витенберга. Но вскоре его почему-то отпустили без всякого разбирательства и суда.  Врач из Литовского княжества благополучно отбыл на родину.

Где спрятана истина?

Я, Франциск Скорина
Знаменитый ученый, дипломированный врач, доктор медицины, издатель Библии стал наемным агентом? Даже одно предположение кажется невероятным, совершенно диким. Особенно, если вспомнить удивительные предисловия Скорины к изданным им книгам литвинской Библии. В них первопечатник говорит о прощении, милосердии, гуманизме, о любви к родине и о радости творчества. Мысли соответствуют высокой философии Ренессанса, менявшего приоритеты, возводившего Человека, а не Бога на пьедестал свободы.
Историк Евгений Немировский развенчивает миф о Скорине-отравителе. Он обращает внимание на мнение историка Людвига фон Зекендорфа. Немецкий автор сочинил в 17 веке свою биографию Лютера, где упоминает о некоем польском печатнике-еврее. За убийство Лютера еврей получил 2000 золотых дукатов от представителей папского престола. Акция должна была быть осуществлена в 1525 году в Витенберге по сценарию, описанному выше.
Замысел убийцы разоблачили верные друзья Лютера. Горожане хотели казнить негодяя, но Лютер милостиво простил недруга. Еврея отпустили с миром, без вреда.
Звали героя фон Зекендорфа тоже Франциском. Находился он в Витенберге с 21 декабря 1524 года по 15 сентября 1525 года. Упоминания об некоем Франциске есть в письмах немецкого реформатора, которые опубликованы в академическом издании 1978 года.
Немировский отмечает, что в 1524-25 гг. Скорина никак не мог пребывать в Витенберге ведь он был занят в Вильно печатанием книги "Апостол". В виленских документах 1526 года есть упоминания имени Скорины.

Не все так просто, как кажется...

Скорина за работой
Казалось, вывод российского историка окончателен. Скорина оправдан раз и навсегда. Однако новые сомнения возникают после знакомства с точкой зрения белорусского историка Витовта Тумаша. Он указывает на то, что Скорина был подданным не только литовского княжества, но и польской короны. ВКЛ и Польское королевство были связаны к 1525 году персональной унией. Естественно, немцы могли принимать Скорину как врача из Польши.
В начале 1530-х годов Скорина посещает близкие к Витенбергу Вроцлав, Краков, Познань. Тумаш нашел свидетельство соратника Скорины Иохана Матезиуса о том, что таинственный лекарь прибыл в германский Витенберг именно  из Вроцлава. По мнению Витовта Тумаша, встреча Скорины с Лютером могла состояться в 1532-33 годах.
Не стоит забывать и о том, кем был для Скорины епископ Ян. Этого государственного деятеля ВКЛ называют "литвинским Ришелье". Епископ приходился родным сыном Сигизмунду Старому, ставшему королем Польши и великим князем Литовским. А мать Яна Екатерина Охстат из Тельнице была моравской аристократкой.

Планы литвинского Ришелье

Епископ Ян -- литвинский Ришелье из Вильно
Сигизмунд всегда заботился о своем сыне. Это он просил римского папу Льва Х дать в управление Яну всю Виленскую епархию. Папа согласился и Ян стал церковным иерархом в 27 лет, сосредоточив в своих руках немалую духовную и светскую власть. Епископ   вместе с Юрием Радзивиллом (Геркулесом Литовским)  добивался королевской короны для властителя Великого княжества Литовского, вел дипломатические переговоры с прусским герцогом, молдавским господарем, с Московией. Он наладил хорошо разветвленную разведывательную сеть по всей Европе и нередко использовал для государственных целей тогдашних интеллектуалов, не жалел золота для покупки, как нынче говорят, "агентов влияния".

Покровительство епископа Яна позволило Скорине развернуть в Вильне печатную мастерскую, издать  «Малую подорожную книжицу» (1522), а через три года и "Апостол".

 
Будущее Литовской державы Ян видел в католицизме, в поддержке страны и ее властителей папой римским. Известно, что епископ посылал в 1530 году доктора Скорину в Кролевец (Кенигсберг) с дипломатическим поручением ко двору прусского герцога Альбрехта Гогенцоллерна. Этот государственный деятель был одним из столпов Реформации на землях бывшего Тевтонского ордена. К времени посещения Скориной Кролевца тевтонская слава развеялась, как дым. Бывший магистр Тевтонского ордена стал первым светским герцогом Пруссии. Альбрехт предал католическую веру, обратился в протестантизм, став верным последователем учения Лютера.
Герцог намеревался развернуть печатание книг из лютеранской Библии. Он пригласил в свою столицу печатника. Этого мастера тайно и вывез Скорина, прельстив, как утверждают некоторые историки, золотом. Судя по всему это были золотые, выданные полочанину в казне виленского епископа. План прусского герцога по распространению реформаторской литературы на востоке Европы был умело и оперативно сорван усилиями Скорины.

Психология Ренессанса

Доктор медицины в эпоху Ренессанса

Конечно, не стоит всерьез изображать Скорину суперагентом 16-го столетия. Но эпоха Возрождения дает нам примеры того, как в одной личности сочетались прекрасные и отвратительные с точки зрения нашей морали черты. Итальянец Макиавелли, к примеру, восхищался теми правителями, которые во имя процветания своей державы прибегали к самым подлыми низким средствам, не гнушались подкупами, подлогами, обманом и политическими убийствами. Во имя государства, учит Макиавелли, можно поступаться законами и действовать так, как подсказывает обстановка.
Главное — успех, победа. Недаром Макиавелли ввел в оборот понятие «государственный интерес». Слово, ставшее сегодня почти синонимом беззастенчивого насилия.

Был человеком Возрождения и Скорина. В Италии он, без сомнения, хорошо усвоил философию времени, полного тревог и войн. Возможно, для него было совершенно органичным сочетание проповеди гуманизма и применение на практике методов из арсенала рыцарей плаща и кинжала. Так что очень может быть, что недаром Лютер спасался бегством в Торгау, а епископ  Ян делал высокие ставки на импровизации своего агента-интеллектуала.

А здесь вы сможете проверить свои знания о Франциске Скорине...

 

Источники:

  • Немировский Е. Л. Франциск Скорина: Жизнь и деятельность белорусского просветителя. Минск: Мастацкая літаратура, 1990. 
  • Францыск Скарына: 3борнік дакументаў і матэрыялаў.  Мн., 1988.
  •  Скарына і яго эпоха. Рэд. В. A. Чамярыцкі. Мінск: Навука і тэхніка, 1990.
  • Тумаш В. Пяць стагодзьдзяў Скарыніяны, XVI—XX: Нью Йорк, 1989.