Меч и плаха. Какие казни применяли в Великом княжестве Литовском по отношению к разным преступникам?

Меч и плаха. Какие казни применяли в Великом княжестве Литовском по отношению к разным преступникам?
Лишать жизни человека до конца 15 столетия в Московии можно было (согласно Судебника князя Ивана III от 1497 года) только за особо тяжкие убийства, за хулу против церкви, за отъявленный разбой. Могли запросто казнить за порчу монеты. Конечно, до восшествия на престол Московии перечень «смертных» преступлений постепенно становился все обширнее.
 
Но чаще всего стали казнить смертью в Москве именно при царе Грозном. Став абсолютным монархом, Иван IV   ввел понятие «государево преступление». То есть карать стали и за преступления политического характера. А к этим видам правонарушений услужливые царские подручные могли приписать и вольнодумство, и осуждение  царских поступков, и просто неосторожное слово, сказанное по адресу влиятельных московских вельмож, находившихся в фаворе у Ивана Васильевича.
 
Посажение на кол
Посажение на кол -- любимая забава царя Ивана Грозного
 
Впадавший в безумие монарх, организовав опричнину, уже не довольствовался простым отрубанием голов у своих жертв. Царь постоянно придумывал новые и новые казни, больше напоминавшие изуверские пытки. К примеру, Грозный сам учил палачей, как проводить казнь «посажения на кол». Искусство ката состояло в том, чтобы жертва мучилась как можно дольше и при этом находилась в здравом уме.
 
Кол вгоняли в тело осужденного с особым умением, чтобы не повредить сразу жизненных органов и не вызвать гибель. Палач, который не справлялся, сам отправлялся Грозным на лобное место. Уже в качестве жертвы.
 
Мемуаристы свидетельствовали, что посажение на кол было излюбленным видом казни для московского коронованного безумца.
Отсечение головы
Четвертование на старинной гравюре
 
Вероятно, многие из придуманных Грозным казней были взяты из карательной практики народов Востока. К примеру, любил царь собственноручно обливать жертву попеременно кипятком и студеной водой, пока человек не погибал в ужасных конвульсиях. В практике подручных Ивана Васильевича были и прибивание шапок неугодным боярам и дворянам к голове железным штырем.
Руководителя приказа иностранных дел Висковатого  царь Иван приказал в 1570 году привязать к столбу.
 
Опричники должны были срезать с него куски плоти. Дьяк исходил кровью, а царь следил за тем, чтобы каждый наносил болезненные раны жертве. Грозному не понравилось, что опричник Реутов  отрезал слишком маленький кусок. Тогда опричника бросили в поруб, где он и погиб.
 
Немецкие хронисты писали, что на исходе царствования у Грозного был длинный список, в котором был определен день и час казни  для каждого придворного чина. Описывался также тип казни: отрубание руки или головы, ноги, посажение на кол или варка жертвы в кипящем масле в глубоком или мелком котле. Неугодных царю также взрывали, привязывая несчастных к пороховым  бочкам.
 
Грозный стал инициатором массовых казней без всякого суда и следствия. При взятии Полоцка он топил евреев и католиков полоцкого посада в Воловьем озере и в Двине. Также он лишал жизни тысячи новгородцев, которых не только топили в Волхове, но и вешали на деревьев целями семьями.

Распиление
Казнь с помощью пилы -- страшная кара. Сегодня вполне подошла бы для наказания казнокрадов.
 
В отличие от дикой Московии, где главным законом была воля одного человека – царя или великого князя, в Великом княжестве Литовском ни одного человека нельзя было казнить без судебного решения. Обречь преступника на казнь могли различные судебные инстанции, но приговоренный мог обжаловать приговор. Помиловать виновного мог и великий князь, если преступление было не слишком тяжелым.

Конечно, и в Великом княжестве литовском существовала смертная казнь. Но гуманности по отношению к преступившим закон здесь было куда больше, чем в Московии. Самым кровавым было наказание пилой. Обычно такие казни присуждали убийцам, которые не являлись христианами и не имели шляхетского звания. Чтобы заслужить такую смерть, надо было убить несколько человек.
 
Суть казни заключалась в следующем. Человека привязывали к козлам и начинали разрывать его тело деревянной пилой. Пила изготавливалась из дуба. Жертва погибала от болевого шока и обильной потери крови.

Вплоть до конца 18-го столетия практиковалось и ВКЛ и посажение на кол. В мемуарах отмечается: этот вид казни особенно часто применяли шляхтичи, усмирявшие восстания казаков и простолюдинов в 17 веке.

Казнь
Выматывание внутренностей на немецкой гравюре
 
Казнили с помощью кола, густо смазанного салом или маслом. Кол укрепляли вертикально в земле. Под своей тяжестью преступник постепенно оседал на коле. К колу прибивали перегородки, чтобы преступник скончался не слишком быстро.
 
Рубили преступникам и головы. Обычно такие казни присуждали важным государственным преступникам. Отсечение головы считалась шляхетской казнью.
 
Для простого народа предназначались казни менее кровавые. Ремесленника можно было предавать наказаниям только с согласия верхушки цеха. Свободного крестьянина можно было осудить на смерть только за те проступки, что перечислялись в законах, которые являлись обязательными для всех категорий жителей ВКЛ. За неуважение к церкви и за систематические пропуски служб приговаривали к ношению на шее креста весом в полпуда. От такой обузы на шее появлялись мозоли и незаживающие язвы.
 
Были у литвинов и казни, обрекавшие людей не на физические, но на моральные страдания. К примеру, незамужних девиц, допускавших  вольности в отношениях с парнями, заставляли носить соломенную косу. На городских площадях были вкопаны столбы позора. У них должны были стоять те, кто не собирался возвращать долг, всякие хулиганы, буяны, любители затеять склоку и поругаться. 
 
Массовых казней городского или сельского населения в Великом княжестве Литовском не допускалось. Даже во время наездов, вооруженных столкновений между отрядами литвинских магнатов. Жители городов и местечек могли погибнуть только в результате нашествия врагов, но не от меча своего же великого князя. К сожалению, в Московии  16 века казни опричниками невинных среди мирного населения были обычным делом.