Проклятые книжники. Почему литвины укрывали в своих землях беглецов, спасавшихся от московского деспотизма?

Проклятые книжники. Почему литвины укрывали в своих землях беглецов, спасавшихся от московского деспотизма?
Боярский произвол и беззаконие, царившие в Московском государстве, сгоняли с земли не только простых крестьян, спасавшихся за Уральским хребтом в дикой тайге,  в степях у Дона, где жили ватаги казаков. Бежали от  московской деспотии и люди просвещенные, начитанные. Такими книжниками могла бы гордиться любая уважающая себя держава в Европе. Но для московских государей всякий подданный был прежде всего лишь холопом. Любому могли снести голову за малейшую провинность. И защитой от такого бесславного конца было бегство к литвинской границе.
 
В землях Великого княжества Литовского московских беглецов принимали с честью. Скрылся в Литве от гнева Ивана Грозного князь Курбский. От костра сбежал к литвинам и главный еретик Московии Феодосий Косой, проповедовавший равенство и братство, жизнь по заветам евангельских апостолов. Обличитель церкви мог  сгинуть в какой-нибудь подземной тюрьме по приказу великого государя.
 
Но Косому повезло и ему удалось получить политическое прибежище в Литве.  Заметим, что после 17 века находят приют в Великом княжестве Литовском и сторонники старого благочестия. Раскольники образовали целые деревни на Витебщине, на Гомельщине. В ВКЛ им не запрещали молиться по старинным обрядам и не сжигали на кострах.

Иван Грозный
Иван Грозный подозрительностью и жестокостью лишал себя опытных и верных соратников

 
Воины также уходили из-под тяжелой руки московских бояр. Примечательна судьба князя Оболенского. Он направился к литовской границы, спасаясь от царских холопов как раз накануне введения в Москве опричнины. Попал в опалу князь из-за вольнодумства, которое стало известно царю Ивану Грозному. Оболенский прихватил кое-какие сбережения и жену, бросил имения.
 
В ВКЛ потомка черниговских князей ждала милость короля Сигизмунда II Августа. Князь был принят на службу в войско, под знаменами Сигизмунда храбро сражался, что было отмечено в специальном королевском "привилее" от 20 мая 1568 г. Во время службы в армии Оболенский подружился с князем Курбским, которому и стал помощником в его просветительской работе на долгие  годы.
 
По протекции Курбского князь Оболенский смог расширить свое образование в Краковском университете, а затем продолжал обучение в Италии. Он стал одним из самых просвещенных людей своего времени. В Московии у него не было бы никаких малейших возможностей приобщиться к европейскому знанию. Университетов царь Иван Грозный не заводил, ведь только он был светочем знаний в своей измученной казнями и войнами стране. Возможно, Оболенский слушал лекции мудрейших мужей Италии в тех же аудиториях Падуанского университета, что и доктор философии Франциск Скорина, учившийся там ранее.
 
Разгром Новгорода
Разгром Новгорода произвел на окружение царя Ивана тягостное впечатление


В 1575 году Оболенский  выполнил ряд переводов с латинского на русский язык книг Библии, евангелия, трудов авторитетов церкви. К сожалению, князь скончался от неизлечимой болезни в самом расцвете сил, смерть унесла его в 30 лет. Сколько бы еще мог сделать для просвещения литвинов этот храбрый и мудрый человек.
 
Из числа книжников, которых потеряла в 16 веке Московия, можно вспомнить и старца Артемия. Он также входил в круг духовных писателей, сгруппировавшийся вокруг Курбского. Преподобный Артемий нашел приют в литвинском Слуцке, где писал трактаты против арианской ереси в защиту православия. В начале XVII в. Захария Копыстенский писал в "Паллинодии", что старец Артемий смог многих людей наставить на истинный путь. Покровительствовал Аретмию слуцкий князь Юрий. Благодаря поддержке князя старцу удалось создать Толковую Псалтирь.
 
Возможно, Артемий поддерживал переписку с Сымоном Будным. Некоторые исследователи согласны с этой гипотезой, указывая на  некоторые списки сочинений Артемия, где указывалось: "Книга Артемия старца острожского послание его к Симону Будному".
 
Идеи, которые были близки вольнодумцам, бежавшим из Московии, обогатили культуру Великого княжества Литовского. Благодаря беглецам мыслители литвинских земель смогли глубже понять богословские  теории Максима Грека и архиепископа Геннадия Новгородского. Нашли эти идеи отражение и в книгах, которые выпускала типография в Остроге, основанной князем-просветителем Константином Острожским в конце 1576 г.

Книга "Апостол"
В Москве Иван Федоров издал книгу "Апостол", за что и поплатился изгнанием

 
Также в Остроге работал и Иван Федоров (Федорович), московский первопечатник, книги которого считались в Московии еретическими. Уроженец Вилейщины вместе с Петром Мстиславцем напечатал для двора Ивана Грозного первую в Московии книгу «Апостол», богато иллюстрированную, с удивительными по красоте шрифтами.
 
Но его заслуги не были оценены московитами. Церковные иерархи в 1566 году осудили его деятельность. Ивану Федорову пришлось срочно убираться из Москвы из-за прямой угрозы жизни. Ему удалось перебраться в Белосток под опеку  гетмана Ходкевича.

Иван Федоров
Иван Федоров в печатне князей Острожских работал спокойно и плодотворно.

 
В 1578 г. Федоров издал в Остроге второе  издание Азбуки (ранее Азбука была опубликована им во Львове в 1574 г.). Книга адресовалась  "детем к научению" в школе, основанной в Остроге. Азбуки Ивана Федорова - первые (из числа сохранившихся) печатные учебные книги, написанные популярным и доходчивым языком. Они были очень популярны в школах 16 века на западе.
 
В 1580-1581 гг. Федоров издавал в Остроге и первую, самую  полную печатную церковнославянскую Библию (так называемую Острожскую Библия). В ее основу был положен список знаменитой Библии 1499 г. - первой полной рукописной церковнославянской Библии, переведенной монахами-книжниками архиепископа Геннадия Новгородского.