Смута во имя мира. Почему самозванцы стали оружием в борьбе канцлера Сапеги с московским боярством?

Смута во имя мира. Почему  самозванцы стали оружием в борьбе канцлера Сапеги с московским боярством?
Установить мир на восточных рубежах Великого княжества Литовского вооруженным путем было непростой задачей. Литвинам удавалось отбрасывать московские полчища от своих рубежей.  Достаточно вспомнить разгром московитов под Оршей в начале 16 века под Оршей гетманом Острожским.
 
Но, несмотря на поражения и большие жертвы, претензии на литвинские земли у московитов не уменьшались. Царь Иван Грозный захватил Полоцк и обращался со свободным населением Полоцкой земли, как со своими холопами.
 
Канцлер Лев Сапега, часто бывавший в Москве с посольствами ВКЛ, хорошо знал нравы бояр. Он умело завоевывал влиятельных союзников у московского трона. Возможно, в беседах с царскими вельможами и родился план, ставший в руках  искушенного в тайных интригах дипломата  Сапеги мощным оружием.
Полагаться на меч только в крайнем случае, когда войско не утомлено походами и есть возможность вести войну долгую и суровую.
 
Таких ресурсов у Великого княжества Литовского, весь 16-й век, сражавшегося с полчищами врагов на востоке, оказывалось все меньше. Зато московской экспансии можно было противопоставить философия единения всего славянского мира. Панславизм родился не в одночасье. Его постулаты вырабатывались столетиями в огне крестовых походов и борьбы с нашествиями мусульман на Европу. Его идеологами для ВКЛ стали посланцы папы римского – адепты ордена Игнатия Лойолы.
 
У Льва Сапеги нашлись в среде иезуитов умные и осведомленные советчики. Российский историк Сергей Соловьев полагал, что Сапега стал инициатором плана воцарения мнимого сына царя Ивана в  Кремле именно при поддержке иезуитов. Автором операции «Лжедмитрий» Льва Сапегу считает также ряд польских историков.


Дмитрий Самозванец в Литве

 
Есть также версия, согласно которой Сапега позаимствовал идею использования самозванцев у англичан. Британским купцам нужна была твердая власть в Московии, чтобы снабжать свои корабельные верфи пенькой, дегтем, парусиной, лесом, железом и другими товарами, которые поставлял русский Север. Свои мысли о будущем московитской монархии высказывал в 1591 году британский посланник Д. Флетчер (труд "Об государстве Российском").
 
Слепым орудием иезуитской  политики канцлер не стал.  Идеология  панславизма показалась великому государственному деятелю Литвы самой перспективной в решении сложного геополитического вопроса, какой и была проблема восстановления мира на восточной границе ВКЛ.
Операция «Лжедмитрий» проводилась Сапегой под прикрытием маневров, которые имели цель дать  литвинской дипломатии широкое поле для маневра. Не следовало открыто афишировать принадлежность высших властных лиц ВКЛ к восшествию на престол  самозванцев.
 
Все должны были сделать агенты влияния, которых к началу 17-го века у канцлера было в Москве достаточно. Поэтому вполне логичным кажется осуждение Львом Сапегой во время сейма 1605 года поддержку похода войск Лжедмитрия I  и его польско-литвинских союзников к Москве.
 
Дальновидный канцлер не был уверен в том, что самозванцы смогут долго продержаться на троне Ивана Грозного. Они всего лишь были таранами, которые расчищали дорогу главному кандидату. Роль примирителя народов  Сапега отводил Владиславу IV.
 
Их отношения были весьма тесными. Именно Владислав стал крестным отцом Казимира Леона, младшего отпрыска канцлера. Сапега и Владислав вместе покровительствовали униатам. Зять канцлера пинский староста Альбрехт Радзивилл был доверенным другом Владислава.
 
Как бы то ни было, но самозванцы и их эпопея всколыхнули всю жизнь соседнего Московского царства. У страны появился шанс на реформы, на изменения деспотичного самодержавного режима. Правление  королевича Владислава могло стать для дикой и невежественной страны настоящим благом, ведь процветание государства основывалось бы на законах, обязательными к исполнению для всех, а не на варварском праве сильного по отношению к слабому.
 
История распорядилась так, что консервативные силы Московии не дали свершиться прогрессивным преобразованиям. Боярская хитрость, умение отдельных групп местных аристократов преследовать личные корыстные интересы победили здравый смысл и стремление к прогрессу.
 
Самозванцы не помогли Сапеге осуществить идею объединения литвинов и московитов в одну сильную державу, но идеи панславизма еще долго  вдохновляли польско-литовские силы на борьбу за христианский мир. Владислав в 1621 году неслучайно сражался против османов у стен Хотинской цитадели. Победа при Хотине спасла Европу от нашествия мусульман и открыла путь к окончательной победе над турками.

Владислав Четвертый
Владислав Четвертый -- законный царь Московии
 
Новый крестовый поход, начало которого было знаменовано операцией «Лжедмитрий» в 1605 году, мог стать успешным только при участии всех европейских государей. По совету и настоянию канцлера Льва Сапеги князь Альбрехт  Радзивилл, Стефан  Пац и королевич Владислав предприняли поездку по столицам главнейших держав Европы, чтобы договориться о совместных действиях против османов и в будущем освобождении Иерусалима от неверных.
 
Идеи Льва Сапеги не нашли отклика у влиятельных политических кругов Австрии, Франции, германских государств. Коалиция против турок не сложилась в 1630-х годах. А в 1633 году канцлер скончался. Попытка добиться подлинного вечного мира в Восточной Европе была похоронена  после  отказа короля  Владислав IV от московского трона.
 
У короля Речи Посполитой уже не было рядом вдохновителя объединения славянского мира. Без поддержки ушедшего к небытие канцлера поляки и литвины так и не смогли претворить прекрасно задуманный план в жизнь.