Как польский генерал не запятнал честь русского офицера?

Как польский генерал не запятнал честь русского офицера?

Восставшая из пепла новая польская армия после революции 1917 года создавалась не дилетантами, а профессиональными военными, имевшими за плечами опыт службы в русской или австрийской армиях. Именно этим объяснялось знаменитое "Чудо на Висле", когда большевистские дивизии вынуждены были бежать от стен Варшавы. Посрамлены были "красные маршалы" Буденный и Тухачевский.

Русский флот в Цусимском бою
Русский военный флот в трагическом Цусимском бою

А ковали боевую мощь армии Речи Посполитой такие бравые офицеры, как Ежи Волковицкий (Юрий Фаддеевич Волковицкий). Его биография изумляет лихими поворотами. Словно написана она романистом, склонным к резким переменам сюжета и увлеченного пафосом героической романтики. Было в жизни Волковицкого и самопожертвование, и стойкость перед лицом неотвратимой гибели, и безумная храбрость, удивлявшая даже врагов.

Гродненскому гимназисту повезло. Его приняли в закрытую касту, какой в начале 20-го века являлось в царской России сообщество военных моряков. Кадры для российских линкоров и броненосцев готовил Петербургский Морской корпус. Из него в 1904 году и вышел в свет мичман Волковицкий был направлен служить на броненосец «Император Николай І», который шел в составе балтийской эскадры к Голгофе Цусимского пролива.

Имя мичмана -гродненца сохранилось в культовом романе советской эпохи. В своей "Цусиме" Новиков-Прибой описал, как мичман Волковицкий не согласился капитулировать перед японцами. Он знал, как не опозорить честь русского офицера.  Эпизод из известной книги вспомнил чекист-следователь, который допрашивал бригадного генерала Ежи Волковицкого в застенках НКВД после разгрома Польши в 1939 году. После событий сентября того злосчастного для поляков года генерал оказался в советском плену. Следователь тщательно записывал факты из жизни своего подопечного. Отметил, что Волковицкий   в советско-польскую войну планировал боевые операции в штабе 1-ой литовско-белорусской дивизии. Царь Николай отметил боевую службу Волковицкого офицерским Георгиевским крестом.

Чекист был обескуражен простым ответом подследственного, который скромно сказал, что в книге советского писателя шла речь именно о нем, тогдашнем молодом офицере флота. Определенно стало известно имя легендарного генерала тогда товарищу Сталину. Волковицкого убрали из лагеря для польских пленных в Козельске, перевели в Грязевецкий лагерь. Это было большой удачей для бывшего моряка, поскольку офицеров из Козельского лагеря потом расстреляли в Катыни. Получается, распоряжение Сталина спасло жизнь ценному военному кадру.

С началом нападения Германии на СССР Ежи Волковицкий много писал обращений к советским властям с инициативами о формировании польских национальных частей на германский фронт, полагая, что его обязывает поступать именно так  честь русского офицера и польского генерала. Такие документы дожили до нашего времени в российском Государственном Военном Архиве. Предлагал генерал и план переправки польских добровольцев в Югославию на помощь местным партизанам. Конечно, НКВД никаких волонтеров никуда не послало, а генерал продолжал оставаться на тюремном положении.

Только после июля 1941 года Волковицкого освободили из-под стражи. Выход из тюрьмы был связан с началом формирования Советами 6-й Львовской пехотной дивизии в СССР. В этом соединении бригадный генерал занял пост заместителя комдива. С мая 1942 по май 1945 годов он находился во 2-й группе офицеров без назначения.

С окончанием второй мировой войны Волковицкому разрешили выехать в Великобританию. Он прожил там до 1983 года, покинув мир в преклонном возрасте (почти 100 лет).