Первая газовая атака на территории Беларуси нанесла страшные потери по обе стороны фронта

Первая газовая атака на территории Беларуси нанесла страшные  потери по обе стороны фронта
В середине 19 века публицисты говорили о наполеоновских войнах, как о самых бесчеловечных в мире. Кампании неистового корсиканца стоили Европе более 10 миллионов человек. Но газетчики не знали тогда, что без каких-то 50 лет пушки Бонапарта покажутся просто детскими игрушками. Немецкие химики успели в 1860-х годах получить первые образцы смертоносных газов. Самый страшный – иприт – лишал зрения и жизни и от него не было спасения.
22 апреля 1915 года, в черный день мировой истории, на Западном фронте  немцы не остановились перед распылением ядовитых боевых газов, морально подавив французов и англичан. Русская армия попала под удар химического оружия массового поражения в Польше (селение Воля Шидловская). На исходе января все того же 1915 года русские солдаты задыхались в окопах неподалеку от Варшавы.  Германский стратег Э. Людендорф впоследствии оправдывался, что зверское оружие применено было якобы для прикрытия перегруппировки немецкой армии.
Жертвы газовых атак
Потрясла Россию и химическая атака знаменитой героическим сопротивлением российских солдат крепости Осовец 5 августа 1915 года. Здесь был выпущен смертоносный газ из 400 баллонов, который распространился на 25 километров.
В землях Беларуси первая газовая атака началась июньской ночью 1916 года. 253-й Перекопский и 254-й Николаевский пехотные полки 64-й пехотной дивизии 26-го армейского корпуса окопались у города Сморгонь. Германцы подождали, пока небо не прояснится и перестанут идти дожди. 20 июня установилась подходящая погода. В три часа ночи  был  открыт артиллерийский огонь по передовой линии боевого порядка, после разрывов химснарядов окопы русских окутали ядовитые дымы.  В Николаевском полку потери были тяжелейшие, выжили после обстрела по 10 человек в роте. Затем немецкая пехота пошла в атаку, но была отбита редким огнем николаевцев.
От удушливых,  раздиравших грудь газов, как предполагали в штабах, должны были защитить противогазовые маски. Но у многих бойцов они пришли в негодность и пропускали отраву. Масок не хватало из-за просчетов в организации снабжения.  Всего во время первой газовой атаки в Беларуси немцами было выведено из строя свыше тысячи солдат и офицеров царской армии. Умерло от отравления полторы сотни несчастных.
Противогазы русской армии
Санитары пытались унести из окопов бесчувственные тела, но сами падали в ямы. Получалось, что окопы некому было убирать. Разлагающиеся под июньским солнцем трупы еще больше отравляли местность.
Но и после ночного нападения газы, клубясь в ямах на дне окопов, продолжали отравлять русских солдат. Офицеры приказали развести соду и опрыскивать такие опасные места, чтобы нейтрализовать действие отравы.
Отсутствие в войсках веществ для борьбы с отравляющими газами и средств индивидуальной защиты во многом объяснялось неожиданным для союзников нарушением немцами Гаагской конвенции 1907 года, которая в гуманных целях запрещала на поле боя применять удушливые газы.
С течением времени русские разведчики научились распознавать моменты, когда немцы могли начинать химические атаки. Предварялся обстрел газовыми снарядами обычно песнями и активной перестрелкой. Немцы таким образом старались выманить на передний край обороны как можно больше солдат противника. Имитировался гул автомобилей, включались граммофоны.
Распознавать газ русские научились по едва слышному запаху, который распространялся в ночном воздухе. К примеру, синильная кислота в газообразном состоянии пахла вишневой косточкой. А еще слышались запахи душистого лугового сена, миндаля.  
Конечно, ответ противнику русская армия дала все у того же белорусского городка Сморгонь. Газ решили пускать из баллонов на отрезке в 2  километра. Он простирался от реки Вилии у Перевозов до селения Боровой Млын. Для первой газовой атаки русских войск всего было собрано до 2200 больших и малых баллонов. Произвела выпуск отравляющих веществ команда химиков 5-го Калужского полка.  Атака удалась, поскольку немецкая разведка ничего не знала о приготовлениях царских военных химиков.
Атака продолжалась около 15 минут, но потом сильный немецкий огонь сорвал операцию. Газовое облако зацепило русские окопы. Был отдан приказ остановить выпуск отравляющих веществ. Немцы вели огонь из орудий и пулеметов не менее часа, успев засыпать грунтом некоторые ниши, где располагались химические баллоны с ОВ.
Химическая война в Беларуси продолжалась не только у печально известного города Сморгонь. Немцы наносили удары оружием массового поражения под Барановичами, на озере Нарочь. Хорошо спланированная немецкая химвойна заставила русское командование пересмотреть подходы к санитарной политике в своем тылу. На передний край срочно доставлялись известь, сода, противоипритные и антифосгенные маски. В приказах по штабам нередко можно было прочитать указания о заготовке впрок запасов коньяку, лимонной кислоты и нашатыря для раненых. Стали срочно формироваться команды химической разведки. Военные типографии печатали с ускоренном темпе листовки и брошюры с советами по нейтрализации ядовитых газов.
Тактику артиллерийских обстрелов химснарядами немецкие генералы дополнили зачисткой вражеских позиций с помощью огнеметов, которые быстро совершенствовались к 1916 году.
Таким образом,  первая газовая атака в Беларуси положила новой эпохе в действиях русского Северо-Западного фронта. Хотя коренной перелом в войне использование отравляющих газов  германцам не принесло.