Ян Хенрик Жыхонь: суперагент польской разведки против абвера.

Ян Хенрик Жыхонь: суперагент польской разведки против абвера.
Осенью 1939 года польская армия была разгромлена танковыми дивизиями фюрера. Но агенты Канариса, несмотря на фиаско вооруженных сил Речи Посполитой, получили хлесткую пощечину от одного  поляка. Он играл с хорошо отлаженной немецкой разведывательной службой, как кот с мышью. 

Группа захвата абвера ворвалась в атакованный немецкими танками Быдгощь, но в отделении польской разведки нашла вместо секретных документов только визитную карточку майора Яна Жихоня. Это была нахальная издевка 37-летнего аса польской разведки, который почти десятилетие ставил в тупик гитлеровских шпионов.
 
Ян Хенрик Жыхонь с юных лет получил славу неутомимого выдумщика и фантазёра. Он был еще тот романтик. В 12 лет сбежал из дома, чтобы добровольцем вступить в легион возрождённого Войска Польского. Его там приняли на службу, но затем, в 1919 году направили в военную школу. В 1930 году Жыхонь, уже в чине майора, стал главой польской разведки в Быдгоще.

Пленные поляки
Польские пленные в 1939 году
 
С нынешней точки зрения размещение важных разведывательных структур в этой части Польши не было никакого смысла, однако до Второй мировой войны рядом с этим городом проходила государственная граница и через город проходила транзитная железная дорога.
 
Активные действия немецких агентов вызвали ответную реакцию офицеров польской разведки. Майор Жыхонь был одним тех, кого немцы считали особенно опасным и жестким противником. Ян Хенрик полностью заслуживал эту характеристику, хотя сегодня его трудно было бы считать образцовым разведчиком. Он любил выпить и не слишком заботился о том, чтобы скрыть свою внешность. В то же время с немецкими шпионами он сражался с беспрецедентной жестокостью.
 
Жыхонь не ограничивался только арестом вражеских агентов. Если они были вне доступа польской Фемиды, он был готов доставить их пред её очи. Например, похитить некоторых зарубежных агентов. Так произошло с агентом немецкой разведки Георгием Ресхоцким, гражданина Польши,  живущего в свободном городе Гданьске и вербовавшем агентов для Абвера. Жыхонь напоил Ресхоцкого до беспамятства, положил его в машину и вместе со своими людьми привёз в Гдыню, где тот предстал перед судом и осуждён за шпионаж. Немецкие разведслужбы были в ярости.      
 
Шеф отдела Абвера в Гданьске Оскар Рейли и Ян Хенрик Жыхонь непримиримо боролись друг с другом. Немцы даже пытались организовать нападение на майора Жыхоня. Для этой цели Абвер использовал соблазнительную Чеславу Ирину Бочаньску. Однако Жыхоню удалось повернуть ситуацию в свою пользу. Он организовал в газетах публикации статей компрометирующих гданьский отдел Абвера, а полицию Гданьска называли прикрытием для германской разведки, действующей в ущерб Польши.


Польские военные
 Польская капитуляция перед вермахтом в 1939 году


Жыхонь не сторонился трюков, применяемых Абвером, и тоже решил использовать женщину против своего немецкого оппонента. Он не искал «роковую женщину», которая бы убила пылкого любовника. Против нового шефа гданьского отдела немецкой разведки Рейнхольда Кохца была использована полька Паулина Тушевска, с которой Кохц жил и имел дочь.
 
С точки зрения гитлеровской пропаганды о расовой чистоте их союз плохо выглядел перед немецкой разведкой. Кроме того, ради Кохца Паулина оставила мужа. У неё были большие финансовые проблемы из-за которых она могла попасть в тюрьму. Жыхонь решил завербовать Тушевску любой ценой, используя её финансовое положение.     
 
Он использовал различные аргументы, включая урегулирование правового статуса её дочери. В конечном счете, Паулина согласилась шпионить за Кохцем и переданные ею материалы оказались неоценимыми. В широком смысле слова её информация открыла глаза офицерам польской разведки на работу Абвера. У польской разведки появились адреса частных квартир немецких офицеров разведки, номера их телефонов, кодовые имена, маршруты служебных командировок и другая важная информация.
 
Но самым большим и захватывающим достижением Жыхоня была, вероятно, операция «Тётка». Один из людей майора обратил свое внимание на немецкие транзитные поезда, проходящие через территорию Польши. Эти поезда перевозили не только пассажиров и товары, но и почту.
    
На удивление дипломатические письма и военная почта должным образом не регистрировались и не охранялись. Единственным серьёзным препятствием были оригинальные немецкие пломбы на дверях вагонов. За четыре часа, пока немецкий поезд вели польские железнодорожники, у польских агентов появилась возможность заглянуть в немецкие секреты.
 
Жыхонь организовал акцию, в рамках которой осуществлялся систематический и крупномасштабный надзор за немецкими грузами. Он даже нанял для работы опытных воров, задача которых заключалась в том, чтобы быстро и аккуратно открыть двери вагона и выбросить наружу выбранные мешки. Далее письма доставляли в специальный дом, где их вскрывали, фотографировали, переписывали, а затем снова запечатывали, клали в мешки и отправляли в следующем поезде.
 
Операция, кодовое название которой впоследствии было изменено на «Тележку», позволило Жыхоню и его людям получить огромное количество информации разведывательного характера, включая немецкие военные разработки.
 
27 сентября 1939 года пала Варшава. Немцы искали архив польской разведки в Саском дворце, но нашли только малозначительные хозяйственные документы и газетные вырезки. Ничего стоящего в бумажном соре, валявшемся по коридорам дворца, не оказалось. Все секретные документы были отсюда вывезены. В том числе и архив отделения разведки в Быдгоще.
 
Однако вскоре абверу улыбнулась удача. В казематах форта Легионов Варшавской цитадели нашли груды папок с перепиской польской резидентуры во многих европейских странах. Вальтер Шелленберг не доверял сначала найденной информации. Но потом немцы убедились, что нашли настоящий клад. Подлинность документов была удостоверена на практике.
 
Германская контрразведка арестовала по всему Третьему Рейху множество чиновников, предпринимателей, чинов вермахта. Многие были завербованы в свое время Жихонем и его сотрудниками. На эшафот попали сотни польских агентов в Германии. Уцелелеи только несколько человек,  о которых Жихонь знал лично. Так чья-то халатность (или предательство) разрушили многолетний упорный труд Жихоня.
 
Сам ас польской разведслужбы уцелел, пробился во Францию, где помогал французам выявлять немекую агентуру. После вторжения немцев в Париж перебрался в Лондон, где работал рядом с главкомом Польских вооружённых сил на Западе – генералом Владиславом Сикорским.
 
Усмешка судьбы: англичане обвинили польского патриота в сговоре с абвером, когда Жихонь едва не разбился в авиакатастрофе у Гибралтара. Суд не нашел доказательств вины офицера. Но Жиханю британцы карьеру в разведке сломали. Он отправился на фронт и погиб в боях под Монте-Кассино.